ЛЮБОВЬ ПИРАТА. ПРОЗА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ - ИГОРЬ ЯЩЕНКО. ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

Перейти к контенту

Главное меню:

ВЗРОСЛЫМ > ПРОЗА > 26-50
ПРОЗА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ:
"ЛЮБОВЬ ПИРАТА"
Автор текста: Владимир Лабиннаг
Читает: Игорь Ященко

Двор наш на Рижской небольшой, и все друг друга знают, вернее, знали тогда. Собирались во дворике поделиться новостями, сыграть в домино-картишки, выпить там, подраться - помириться, вобщем, жили, как умели. И вот однажды, будучи под шафе, Панкратьич выделил от умиления ребятне - в честь взятия Бастилии - три рубля, и они притащили рыжий комочек трясущейся шерсти. Треугольник на хвосте черный - вырастет здоровый волкодав, - перебивая друг друга, обьясняли дети, - так хозяин сказал, и пасть черная - злющий будет. Деды, осмотрев щенка, похмыкали, сказали: "Наливай", - и принялись за свой обычный разговор - кто в какой армии, в какое время, против кого воевал. Труднее всего было Панкратьичу, который за войну умудрился послужить в обоих армиях сразу, причём, по два раза и там, и там. Когда в среде ветеранов раздалось: "А вот мы вас под Пирита ...", щенок неожиданно ловко тявкнул, зевнул и заснул. "Пиратом, значит, кличут" - обьяснил Панкратьич. "Пирит, - захохотал на весь двор дед Калев, - тут щенка, как тебя зовут".

В любимом нашем дворике Пират рос всеобщим любимцем. Волкодав, правда из него не получился, но вполне приличный охламон, смесь овчарки и дворняги, нарисовался. Общими усилиями была сколочена будка с гордым названием - "Гнездо Пирата". Выйдут ли старушки посидеть на лавке - Пират рядом, внимательно слушает: о ценах на базаре, радикулите, очках, соленьях, о пьющем зяте. Слушает, не перебивает. Такие вот дела, Пиратушка, - скажут ему, и он понятливо тряхнет хвостом. Собирутся ли мужики сыграть в домино, и тут он рядом. В домино, правда не играл и от водочки наотрез, а вот солёный огурчик любил и пиво тоже, но только летом и в меру. Ребятня так вообще на нём ездила, а заблудших псов гнали всем двором, чтобы Пиратика не нервировали. Так и бегал барбос по двору, пока не пришла и к нему любовь, а точнее, не приехала.

Навещала бабушку Зою изредка дочка. Жила в другом городе и вот уже лет десять раз в год приезжала порадовать маму новым женихом. В это раз на белых "Жигулях". А и жених - то не простой - директор В-го клуба собаководства. Красавец - мужик, пародист, как его призёры. Пират как раз занимался важным делом - отгонял воробьёв от своей миски. Вылетел из-за будки и ... остолбенел. На заднем сиденье машины сидела Она. Великолепная колли, медалистка, рыже-белого окраса с седым воротничком и умной мордочкой. Пёс наш стал таять, воробьи нагло клевали из миски грозного флибустьера. В воздухе пахнуло весной. "А он ... ничего, - читалось в её глазах, - и такой лопоухий". Польщенный пес воскресал на глазах, он чуял, он уже знал, что предпринять.

Поздний лёгкий гул двора был нарушен воплями собачьего директора. Неизвестно как, но Пират выманил колли. Хозяин застал их в момент полной взаимности и попытался вмешаться, за что и был схвачен Пиратом за ладонь. Размахивая ею, он подскочил к столу с доминошниками и закричал: Чья собака? - Ничья - На учёте? Прививки делали? Панкратьич произвел в голове нехитрые подсчёты: скажешь - учтена, с прививкой - штраф 25 рублей, а если не врать то глядишь и отвяжется, кому охота потом бегать на сорок уколов в живот. "А на кой, она же дворовая!", - ответил он бледному трясущемуся директору. "Через три дня пёс сдохнет", - сказал тот, повернулся и ушел, чтоб среди ночи уехать дюже злым на "Жигулях" вместе с невестами.

Лишь тогда из-за угла появился Пират. Иди - иди сюда, пёс шелудивый, - кричали весело мужики. Глядите довольный - то какой, ишь скачет! Что, задрал девке хвост, а , Пират? Весь вечер только и разговоров было, так только о нём. Пират стал героем. До утра... А утром он уже не встал.

Умирал Пират тяжело. Три дня мучился в будке. Родители не выпускали детей во двор. Мужики подходили, качали головой: "Отравил гад. Блядский директор". Панкратьич пил и перебил стекла ни в чём не повинной бабе Зое. Унёс околевшего ночью пса и зарыл на пустыре. А в будке поселился приблудный, чахлый пёсик, боявшийся даже воробьёв. Его жалели, но не любили.

Комментариев нет
Назад к содержимому | Назад к главному меню